Грех против ближнего очень тяжело ложится на совесть. Да и Господь прощает такие грехи только тогда, когда мы сами примиримся с ближним.
Игумен Никон (Воробьёв)

Настоятель Благовещенской церкви г. Актау, отец Игорь, о вере, культуре и сектантстве

igor_400.jpg

«Лада»: Все чаще и чаще мы слышим с экранов телевизора и со страниц газет о вреде всевозможных сект. Почему они так плотно входят в нашу жизнь?

Отец Игорь: Я немного сразу отвлекусь от вопроса.

Вы заметили, что очень часто в настоящее время эталоном поведения провозглашается безумие. Как было раньше? Чтобы стать Рембрантом, надо было научиться писать картины, и писать их так, чтобы люди восторгались. А сейчас? Кто-то черный квадрат нарисовал – все, он гений. Штаны снял, пробежался по улице голым - о, он уже творческая личность, он уже креативный человек.

Но вы спросите любого психолога, он вам скажет, что христианство - это эталон поведения человека. Даже коммунисты взяли Нагорную проповедь Христа за основу своего Кодекса строителя коммунизма. А любые отклонения от этих норм поведения - это падение в безумство. Поэтому появляются у нас молодые люди такие как эмо и готы. Возьмем архитектуру, к примеру, древнеримскую - это архитектура. А есть, например, современные торговые центры, которые выглядят, как сарай. Есть культура, а есть субкультура.

Вы знаете, как христианство воспринимает культуру и субкультуру?

Культура - это то, над чем человек трудится, очень долго, упорно, кропотливо, душу свою бесценную вкладывая. К примеру, выводя сорт яблок. И получает в итоге апорт - красивое вкусное яблоко. Вот это культура. А субкультура - это то, чем станет это яблоко через несколько часов после принятия его в пищу.

«Лада»: Вы упомянули молодежь эмо и готов. Многие не находят в их поведении ничего страшного, чаще всего это подражание другим и желание выделиться из толпы себе подобных.

Отец Игорь: Это тоже субкультура, форма протеста. А против чего воюем? Против власти, против культуры, против устоев?

Христианство стоит за иерархию. Потому что иерархия - это как позвоночник. На нем держится весь скелет государственных и моральных устоев. В 90-е годы мы все увидели, что такое разрушение устоев и развал иерархии. Это беззаконие. Вот и традиционные религии являются хребтом государственных устоев. А эти ребята протестуют. И здесь они ведут себя так же, как и протестанты. Из общества христиан мы стали обществом потребителей.

Иконы как камень преткновения

Очень часто всевозможные протестанты и сектанты обвиняют в христиан в язычестве, мол, вы иконам молитесь. Но они приняли этот постулат, чтобы привлекать к своим сектам новых адептов. Христиане не молятся иконе, как идолу. Что такое икона? Это печать боговоплощения, то есть свидетельство о том, что Господь был на Земле. Написание икон идет к апостолу Луке, он первым написал образ Божьей Матери. Именно образ. Мы не молимся «Икона, икона, ты меня спаси...» Мы обращаемся к тому святому, чей образ написан на иконе. Здесь ничего общего с язычеством. Долгие годы икона считалась Библией для неграмотных, свидетельством присутствия Спасителя на Земле. Он был, значит, вот его лик, вот его образ. То есть догмат боговоплощения в христианстве есть икона.

Мы чтим опыт, переданный нам святыми отцами церкви. А протестанты всякого рода этот опыт, эти предания, накопленные веками, отвергают.

Я священник. Но сам по себе я никто. И, когда я общаюсь с людьми, я говорю не от себя, любимого, а передаю многовековой опыт святых отцов.

«Лада»: Протестанты такого огромного опыта просто не имеют. Их вера появилась, по историческим меркам, не так уж давно.

Отец Игорь: Да, возьмем этот камень преткновения - иконы. Ведь святые образа были всегда. И вдруг появились протестанты. Против чего они протестовали? Это был вовсе не религиозный спор, а политический. Немцы-курфюсты решили освободиться от власти Папы Римского, и появился Мартин Лютер со своим пониманием религии. Ну, и что в итоге?

Старое отвергли. А к чему пришли? Сейчас в Европе протестантские церкви стоят пустыми. Люди туда не ходят. И их пасторы сдают храмы в аренду под проведение дискотек и концертов. Они уже не знают, как верующих туда привлечь. И эти люди теперь едут к нам, чтобы учить нас, кому и как правильно молиться и как вообще по-христиански жить.

Не почитают икону, обвиняют нас в том, что мы крест носим.

«Лада»: Многие, и не только молодежь, но и пожилые люди, считают, что крест — это некий оберег от злых духов. То есть, по мнению сектантов, тоже некий идол.

Отец Игорь: Крест - это не оберег, не талисман. Это напоминание о том, что пришел на Землю Спаситель, который мог не умирать, потому что был безгрешен. Но он принял на себя грехи наши и добровольно взошел на Голгофу, чтобы спасти нас. И крест на нашем теле напоминает нам о том, что и нам придется взойти на этот крест, потому что за грехи отвечать нужно.

Вы говорите, многие не знают, что есть крест. Ну и что, из-за этого его отменять? Многие не знают правил дорожного движения и не понимают, зачем они. Так, что, отменить ГАИ? Не знаешь - учись. Приходи в церковь. Она у нас всегда открыта. Я практически всегда на месте. Спрашивай, интересуйся, иди читай. У нас здесь хорошая библиотека.

«Лада»: А часто приходится сталкиваться с людьми, которых обрабатывали сектанты?

Отец Игорь: К сожалению, таких много. И, к сожалению, они приходят уже потом, когда понимают, что с ними беда случилась. Почему бы не сделать этого раньше, когда у тебя только сомнения появились, когда тебя еще не втянули. Вот мне очень понравился один парень, спортсмен. Он ходил на какую-то борьбу, и его там, в секции, начали склонять принять ислам. Мол, все мы здесь мусульмане, а ты христианин. Давай к нам, тебе будет хорошо. Очень быстро стало понятно, что никакой это не ислам. Я ему так и объяснил: «Парень, тебя не к новой вере тянут, не в ислам, тебя в бандитскую группировку затягивают». В исламе, как и в христианстве, тоже есть «заблудшие течения». Поэтому я и имам области должны объяснять молодежи, что истина, а что нет.

«Лада»: Вы говорили, что православие поддерживает строгую иерархию, поэтому оно становой хребет государственности. В исламе тоже строгая иерархия. Почему тогда столько сект и в христианстве, и в мусульманстве?

Отец Игорь: Всегда находятся проповедники, которые преследуют какие-то интересы, свои ли, чужие ли. Мартин Лютер был нужен курфюстам, чтобы освободиться от власти Рима, Ибн-Ваххаб был нужен английским колонизаторам, чтобы, наоборот, развалить власть эмиров и ханов, пошатнув устои традиционной для мусульман религии. Протестанты замахнулись на иконы и крест, упразднив их; ваххабиты отказались от почитаемых в народе святых. И те, и другие ослабили устои веры. В христианстве сектантов легко отличить от православных по кресту: мы носим его еще и в знак того, что мы принадлежим к православию. У нас есть определенные устои как четкие границы истинной веры. В исламе все сложнее. Там эти границы настолько размыты и не определены, что отличить сектанта от истинного мусульманина с первого взгляда невозможно. И люди, преследующие свои интересы, умело этим пользуются, вовлекая молодежь в секты.

«Лада»: А какие методы используют?

Отец Игорь: Методы, как правило, примитивные. Чтобы понять православие, надо ум напрячь, надо сообразить, как правильно понять тот или иной догмат. А у деструктивных течений все просто. Например, адвентисты седьмого дня объясняют элементарно: «Мы субботу чтим, а вы нет. Значит, мы спасемся, а вы в ад». Да мы тоже субботу чтим и всегда чтили, но это не главное в вере. Главное - заповеди чтить и жить по законам божьим. При этом все секты держат людей в страхе, строят веру на апокалипсисе. Придет судный день, мы спасемся, а все остальные нет. Их проповеди, они как вирус, который клетку организма обманывает. Внедряется в нее и «говорит»: зачем ты так много операций делаешь? Давай в три приема: раз, два, три - и результат тот же. А в итоге клетка гибнет. Также и с сектантами. Зачем мучиться и учиться, давай мы простенько все объясним.

Вы заметили, что сектанты с каждым годом становятся все агрессивнее. И при этом применяют в своей деятельности психологические методы.

То есть сначала тебе дают две абсолютные истины. Например, «Волга впадает в Каспийское море». Это очевидно, и ты соглашаешься. Потом к этим истинам подмешивают немного неправды. В дальнейших проповедях истины становится все меньше, а неправды больше.

«Лада»: Много людей возвращается из сект обратно к православию?

Отец Игорь: Есть такие. Но возвращаются они обратно агрессивными, психически поломанными. Там ведь как действуют. Ты приходишь, тебе все улыбаются, восхищаются тем, какой ты хороший, добрый, светлый человек. Уверяют, что для того, чтобы попасть в рай, тебе и делать ничего не надо, ты и так ангел на Земле. Человек на эту уловку клюет.

Используется метод подмены. Мы должны жизнь свою под Евангелие перекроить, а людям удобнее свои помыслы и деяния оправдать фразами из святой книги.

Часто слышу от людей: я не пойду в церковь, мне батюшка неприятные вещи сказал. Или бабушки церковные накричали. Наши бабушки веру нашу православную в годы коммунизма спасли. На них в свое время махнули рукой, мол, что с них возьмешь? Они умрут, а молодежь мы перевоспитаем. Не получилось. Бабушки оказались вечными.

А люди, которые говорят, что их в церкви что-то не устраивает, они не Бога в своей душе ищут, а комфорта.

В православной церкви вас с порога нахваливать не будут. У нас, наоборот, расскажут, что, где и почему ты делаешь не так. Кому же это понравится? А в сектах все легко. Но только первое время. Потом начинают запугивать. Берут в руки Евангелие и зачитывают нужные им, но вырванные из контекста фразы. И человек в итоге попадает в психическую зависимость.

Самое интересное, что часто попадают к сектантам люди достаточно взрослые, образованные и финансово независимые. Вот с них потом и взимают десятину.

В православии десятины нет. Есть требы. Требуется на проведение обряда крещения столько денег. Человек заплатил. На это церковь и живет. А облагать налогом своих прихожан - это безнравственно.

«Лада»: Вы говорили о том, что каждый подстраивает свою жизнь под Евангелие, вырывая подходящие фразы из контекста. И то же самое делают сектанты. Недавно разговаривал с женщиной, которую родственники отговаривали делать операцию, мол, живи, сколько Бог отпустил. Свидетели Иеговы так же считают. А можно ли вмешиваться в волю божью?

Отец Игорь: Фраза для слабовольных и инфантильных «На все воля божья». И ею можно все оправдать. Но нет воли божьей на то, чтобы муж жену бил, чтобы убивали младенцев, аборты делая. Нет воли божьей злые поступки совершать.

«Лада»: То есть лечить людей - это воля божья?

Отец Игорь: Конечно. Иисус сам лечил людей, и апостолы его тоже. Православная церковь всегда поддерживала медицину. Единственное, что мы отвергаем - это когда кто-то пытается к лечению присовокупить заговоры. То есть делает попытку своими грязными ручонками залезть человеку в душу, как это часто бывает. Душа человека - это святое.

«Лада»: Вы говорите, сектанты запугивают людей фразами из Библии. Тогда как понимать фразы «Страх божий» или «Бога не боится»?

Отец Игорь: Младенец безгрешным рождается и ничего не боится. С возрастом появляются различные страхи: страх наказания и так далее. Бога бояться надо. Но это не страх самого Бога, а страх сделать что-то неправедное, страх согрешить.

Человек должен следовать воле божьей с тем, чтобы ее исполнять, подавляя в себе дурное и делая доброе, тем самым стремясь к светлому царствию божьему.

Комментарии

Спасибо батюшке и журналисту за интервью. Об интересных сложных вещах простыми словами.

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Обязательно соблюдайте верхний и нижний регистр букв и цифр. Если вы плохо различаете, что изображенно на картинке, обновите страницу для вывода следующего изображения с кодом.

Интернет-журнал
Павлодарской епархии
Контактная информация