Рассказ католика о молитве русского митрополита

m_2019.jpg

Есть у нас на Западе такой печальный анекдот. В кирху заходит мулла и видит сидящего там священника, который медленно повторяет: «Возможно… возможно…». Посетитель спрашивает: «Что возможно?» — «Возможно, Бог есть», — отвечает священник. Эта невероятная на первый взгляд история недалека от реальности. Жители Германии, и в частности Трира, в большинстве своем не очень религиозны. Многие не сомневаются в том, что Христос жил на земле. И почитают Его — как моралиста, как первого социалиста, как просто хорошего человека… Но не как Сына Божия. Можно сказать, это кризис веры. Поэтому, мне кажется, важно, что к нам в город приезжает все больше православных паломников. У православных есть особая традиция почитания святынь. Человек проделывает огромный путь из России в Европу с тем, чтобы прикоснуться к мощам святого или к реликвии, помолиться. Это — настоящее свидетельство веры во Христа. И когда в нашем соборе раздаются православные песнопения, когда к главе царицы Елены, к Хитону Спасителя выстраивается огромная очередь православных верующих — это обращает на себя внимание. Жители Трира, видя такое почитание, может быть, тоже думают про себя: «Возможно… возможно…».

Лично для меня жизнь в Церкви — это огромная радость. Радость встречи со Христом, радость от служб, от молитвы, от красоты. В этом я живу с ранних лет. Но я до сих пор помню, какое глубокое впечатление оставила во мне молитва православных христиан, когда я впервые стал ее свидетелем.

Шел 1973 год. Я был совсем еще молодым священником. И вот приходит письмо от одного русского архиерея: он очень хотел бы приехать в Трир, помолиться у главы святой Елены и увидеть Хитон Христа Спасителя. Это письмо всех нас переполошило. Во-первых, после Второй мировой войны мы долго не могли восстановить былую красоту нашего собора. Глава царицы Елены по-прежнему находилась не в реликварии, не в своей капелле, а в шкафчике, вместе с другими мощами. А во-вторых, поклониться Хитону было практически невозможно. Ради его сохранности (ведь ткани две тысячи лет!) мы крайне редко его открывали — раз в несколько лет. И если сделать для кого-то исключение, то это создаст прецедент и потянутся еще люди, и мы не вправе будем отказать…

Но проблема заключалась в том, что писавший мне архиерей был не кто иной, как митрополит Никодим (Ротов), выдающийся деятель Русской Православной Церкви, известный и глубоко уважаемый не только на Родине, но и у нас на Западе. Такому человеку невозможно и не хотелось отказывать… И мы стали думать.

Проблему с реликварием мы решили быстро: моя мама, глубоко почитавшая царицу Елену, пожертвовала на него свои личные сбережения, довольно большую сумму. И мы изготовили великолепный ковчег. Но как быть с Хитоном?.. Наш епископ Бернхард Штайн предложил тогда поистине соломоново решение. Раз в год нашими учеными совершается плановый осмотр Хитона (состояние ткани, климат-контроль и прочее). И вот я пишу ответ митрополиту Никодиму, где поясняю, что Хитон, конечно, мы не выносим, но Вам очень повезло: как раз во время Вашего визита будет проводиться научное исследование Хитона, и мы Вас допустим… Конечно, мы «подогнали» дату осмотра под дату приезда Владыки.

Митрополит Никодим прибыл в сопровождении шести человек, представителей православного духовенства. Они вошли в капеллу, где в то время хранился Хитон, и стали петь тропарь Кресту глубокими, сильными голосами. Потом еще и еще… Это было удивительно хорошо! А потом вдруг все эти люди, крепкие мужчины, упали на колени.
Они молились — и у них текли слезы.

И тогда случилось то, что потрясло меня до глубины души. Митрополит Никодим приблизился к Хитону, решительно взял его в руки и с любовью к нему приложился — и не один раз. Это произвело на меня колоссальное впечатление. Я был тогда молодым человеком, а запомнил это на всю жизнь. Какое нужно было иметь христианское сердце, чтобы уметь так молиться…

Теперь и Хитон Спасителя, и глава царицы Елены хранятся в нашем соборе. В алтаре верхнего, главного храма — Хитон, под ним находится капелла святого Афанасия, раннехристианского святого неразделенной Церкви, а еще уровнем ниже — капелла с главой царицы Елены. Сюда приходят и католики, и православные. Для меня лично — это место встречи, место, где нет разделения, раскола. Где, по большому счету, и времени тоже нет. Время здесь исчезает.

В нашем соборе можно встретить разных людей: верующих, сомневающихся, атеистов... С чем они приходят и что уносят с собой сердцах — я не знаю. Это тайна. Кому-то наша вера может показаться смешной: мощи, Хитон... Но, знаете, меня это не смущает. Смешно — пусть смеются. А я уверен: для тех, кто ищет встречи с Христом, возможно подлинное чудо. Чудо перемены сердца.

Кафедральный собор города Трира.
Алтарь Кафедрального собора. Место, где хранится Хитон Спасителя.

Есть два предания, связанных с местонахождением Хитона Господня. По преданию Грузинской Православной Церкви, эта святыня была принесена из Иерусалима в Мцхету и поныне пребывает под спудом в основании Мцхетского Патриаршего собора Светицховели. Другое предание восходит к святой равноапостольной Елене, матери императора Константина. Пребывая на Святой Земле, она отыскала там многие святыни, связанные с обстоятельствами жизни Иисуса Христа, в том числе и Его Хитон. По распоряжению святой Елены, этот Хитон был перевезен в любимый ею Трир и оставлен там. В настоящее время обе святыни — и грузинская, и трирская — равно почитаемы.

Франц Рониг (на снимке),

католический священник, хранитель Хитона Христа Спасителя

Спаси, Господи, люди Твоя,и благослови достояние Твое,победы на сопротивныя даруя, и Твое сохраняя крестом Твоим жительство.

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
1 + 10 =

Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Пример: для 1 +3, введите 4.


Официальный сайт Павлодарского благочиннического округа
Астанайской и Алматинской епархии

    

Контактная информация