Ошибаются ожидающие и ищущие удобств и спокойствия в жизни, для спасения необходимы скорби, лишения, трудности. Если жизнь так переменчива, скоропреходяща, зачем к ней прилепляться?
Иеромонах НИКОН

Епископ Домодедовский Евтихий (Курочкин): Русская весна Латинской Америки

lat_evtihiy.jpg

В минувшем ноябре внимание российских СМИ было приковано к континенту на другой стороне земного шара. В преддверии важных политических событий, направленных на сближение с южными государствами Нового Света и совместных российско-венесуэльских морских учений здесь прошли «Дни России в Латинской Америке».

Ставшие настоящим торжеством русской духовной культуры, они начались 17 октября и за месяц охватили семь государств и десять городов Латинской Америки: Кубу (Гавана), Коста-Рику (Сан-Хосе), Венесуэлу (Каракас), Бразилию (Рио-де-Жанейро, Бразилиа, Сан-Паулу), Аргентину (Буэнос-Айрес, Мар-дель-Плата), Чили (Сантьяго) и Парагвай (Асунсьон). Организаторами турне выступили Российский центр международного научного и культурного сотрудничества (Росзарубежцентр) при поддержке Министерства иностранных дел РФ, Министерства культуры РФ и Русской Православной Церкви.

В составе представительной делегации из 120 человек был и настоятель ишимского Богоявленского собора епископ Домодедовский Евтихий. По возвращении владыка поделился своими впечатлениями с корреспондентом нашего журнала.

– Ваше преосвященство, как получилось, что Вы попали из сибирского города Ишима в Латинскую Америку? В чём заключалась цель поездки?

– В состав российской делегации входили представители духовенства, госчиновники, журналисты и хор Сретенского монастыря – один из лучших певческих коллективов Русской Церкви. Кандидатуры из духовенства утверждались в Отделе по внешним церковным связям Московского Патриархата.В частности, из церковных иерархов МП в поездке участвовали митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, архиепископ Хустский и Виноградовский Марк, архиепископ Рязанский и Касимовский Павел, чуть позже к нам присоединился первоиерарх Русской Православной Церкви Заграницей митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский Иларион, а также митрополит Аргентинский и Южно-Американский Платон из МП и новопоставленный в РПЦЗ епископ Каракасский Иоанн.

Поскольку моё церковное послушание как епископа заключается в окормлении приходов РПЦЗ на территории России, то мою кандидатуру для включения в состав делегации предложил митрополит Иларион. Святейший Патриарх Алексий дал соответствующее благословение. Так что моя миссия выражалась в представлении церковной позиции как Московского Патриархата, так и Зарубежной Церкви – в Латинской Америке есть приходы обоих юрисдикций, и наша поездка имела в том числе цель сблизить в едином служении Христу духовенство и прихожан двух ветвей Русской Церкви, находившихся в разделении более восьмидесяти лет, вплоть до мая 2007 года, когда был подписан Акт о каноническом общении.

Главной же нашей задачей, по слову Патриарха, было «укрепление духовных связей с Родиной» наших зарубежных соотечественников. Поэтому с нами также путешествовала чудотворная икона Божией Матери «Державная», которая явилась православному народу в смутные дни 1917 года и которая стала символом духовного единения русских православных людей, живущих в разных странах. Кроме того, в каждом городе были развёрнуты фотовыставки «Православная Русь» и «Современная Россия» и проходили выступления хора.

– Удалось ли пообщаться с русскими людьми, живущими по ту сторону океана?

– Наша программа была очень насыщенной, поэтому встречи с русскими людьми происходили в основном только на семинарах соотечественников. Они проводились в каждом городе нашего маршрута. К сожалению, времени для общения на этих семинарах катастрофически не хватало. Частные встречи были возможны только на приёмах в посольствах, на выставках и других мероприятиях. Кстати, цейтнот приводил к курьёзным случаям, когда фотовыставки, к которым местные жители проявляли огромный интерес, сворачивались уже через несколько часов после открытия.

Но эмигрантская среда мне давно известна по поездкам в заграницу, которые были довольно частыми в пору моего служения в Зарубежной Церкви. Эта среда очень многообразна, многолика. И проблем у русских людей в загранице, наверное, больше, чем у русских в России, – за исключением, пожалуй, только Кубы – государства, которое, по сути, представляет собой одну большую дружную семью.

Запомнилась трогательная встреча с настоятелем Воскресенского собора в Буэнос-Айресе протоиереем Владимиром Скалоном. Ему уже за 80 лет, но он полон сил и энергии; не только служит в храме, но ещё и занимается общественной деятельностью, как и его сверстник и соратник И.Н. Андрушкевич. Их удивительная жизнь была наполнена множеством скитаний, бед, переживаний. Слушая их, мы просто стонали: «Надо же всё это записать и напечатать!» – потому что интересна жизнь и поучительна жизнестойкость наших эмигрантов первой волны. И очень точно выразился И.Н. Андрушкевич: «Россия пережила трудности большевистского безбожного режима. Репрессии не сломили дух русского народа. А сейчас она попала в объятия демократии, устроенной на западный лад. И в этих ласково удушающих объятиях выстоять будет гораздо труднее».

Вспоминаются встречи с русскими людьми в Парагвае. Именно благодаря офицерам белой эмиграции создана армия республики Парагвай, под их руководством выиграна война с Боливией 1932-35 годов. Но после второй мировой войны республику захлестнула русофобия, когда всё русское отождествлялось с советским и за русскую речь, чтение русской литературы могли даже посадить в тюрьму. К этому приложили руку эмигранты-«оуновцы», бежавшие в Парагвай из Украины после разгрома гитлеровских войск. Но сейчас все недоразумения преодолены, о чём свидетельствовало торжественное открытие в Асунсьоне мемориальной доски, в котором приняли участие почетный караул ВМФ Парагвая и оркестр ВВС.

– А какие богослужения памятны Вам более всего?

– Богослужения проходили в каждой стране нашего пребывания. Русские храмы в основном маленькие, совсем не приспособленные для совместного служения шести архиереев; только в Сан-Паулу (Бразилия) мы совершали литургию в огромном православном соборе Антиохийского Патриархата. Но мы обязательно везде служили вместе. Даже когда у меня случилась сильная простуда из-за повсеместно используемых кондиционеров, я служб не пропускал. Самая необычная литургия состоялась там же, в Бразилии, у подножия 38-метрового изваяния Христа на высокой горе Корковадо. В Южной Америке сейчас не осень, а весна, к тому же столица Бразилии стоит в поясе субтропиков. Так что солнце пекло изрядно, но больше всего досаждали разноязычные толпы туристов, бродившие по смотровой площадке и шумевшие как дикари.

Перед началом службы у нас получилась двухчасовая задержка, и я воспользовался этим временем, чтобы поисповедоваться. Ведь день службы – 26 октября – совпал с 26-летием принятия мною сана иеромонаха. А после своей исповеди я обнаружил, что невдалеке исповедуется глава «Росатома» С.В. Кириенко. Необычно и радостно видеть принадлежность к православию людей столь высокого ранга.

Но больше всего мне запомнилось участие в освящении и литургии в соборе во имя Казанской иконы Божией Матери в Гаване. Этот собор по личному распоряжению Фиделя Кастро построила для русских православных людей многострадальная Куба в знак благодарности за помощь, оказанную этой стране. Это большой пятикупольный храм с многочисленными пристроями, в которых может разместиться не только священник с семьёй, но даже и семинария. Фидель Кастро высказал пожелание, чтобы на Кубе была открыта епархия Русской Православной Церкви и духовная семинария для кубинцев. Это кажется неожиданным – как лидер социалистической страны может поддерживать религию? На самом деле, после революции на Кубе не происходило ни массового закрытия храмов, ни гонений на духовенство, как в России. Сам Фидель в юности окончил католическую школу и понимает, что религия сохраняет нравственные начала в обществе.

На богослужении в новом храме присутствовали члены правительства Кубы во главе с Раулем Кастро, сын Фиделя Федерик (он занимается, в отличие от отца, не политикой, а наукой). Благоговейно молился славный старец сеньор Эусебио (Евсевий)  Леаль,который носит необычный титул Главного историка Гаваны.

Он, кажется, знает всё о каждом доме кубинской столицы; именно он предложил построить храм на том месте, где он воздвигнут. Никакие работы по строительству, сносу, реставрации не совершаются без его санкции. Невольно подумалось: вот пример бережного отношения к национальной истории, который очень даже неплохо перенять нашим властям!

Оказалось, мы до обидного мало знаем о прекрасной Кубе, о её легендарных вождях и их взаимодоверии с народом. Это дружная и простая семья, живущая фактически по евангельским принципам. Над морским заливом в Гаване также высится статуя Христа, благословляющего город, но здесь не столько говорят о Нём, сколько исполняют на деле Его заповеди. Меня до слёз тронуло отношение кубинцев к нам, русским. Несмотря на то, что в 90-е годы наше государство отказало в экономической помощи Кубе, находящейся в условиях жёсткой блокады со стороны США, жители острова не утратили чувство благодарности к жителям далёкой северной страны. Никто в разговоре не высказал ни слова упрёка в наш адрес. Это было так необычно – например, при встречах с сербами приходилось выслушивать от братьев-славян постоянные укоризны в сторону России.

– Многие приходы РПЦЗ в Южной Америке не приняли объединение с Московской Патриархией. Удалось ли посетить эти приходы и убедить их настоятелей вернуться в лоно Русской Церкви?

– То, что нам представлялось перед поездкой – откровенные беседы с отколовшимися приходами, – это не состоялось. Ни один приход не собрался вместе для беседы. Священники, а их около десяти, если и встречались с нами, то охотно говорили на отвлечённые темы, а когда мы пробовали обсудить их пребывание в расколе, то выражали полное отсутствие интереса к дальнейшему разговору или выражали упорство, не подлежащее, по их мнению, никакому рассмотрению.

Напротив, прихожане этих священников, которые посещали наши богослужения и выступления монастырского хора, обнаруживали полную неосведомлённость в создавшейся ситуации. Особенность церковной организации в Южной Америке в том, что приходов РПЦЗ здесь много, а духовенства – мало. Так, в Парагвае службы проходят всего два раза в год, когда священник имеет возможность приехать. Такие удалённые приходы просто требовали от нас, чтобы или Зарубежная Церковь, или Московский Патриархат прислали бы им священника.

Но проблема здесь в том, что священники ушли в раскол вместе с недвижимым церковным имуществом и с приходской казной. Храмы, причтовые дома, помещения воскресных школ они оставили за собой. А возглавитель раскола бывший епископ Агафангел (Пашковский), создавший в Одессе так называемое Временное высшее церковное управление РПЦЗ, торопится юридически переоформить собственность Зарубежной Церкви в свою раскольничью структуру. Старые священники видят в этом возможность оставить за собой и своей семьёй причтовые дома, в которых они живут, – но они могут горько ошибиться в расчётах. Такое превосходство материального вопроса над духовным в пагубном деле раскола очень неприятно и печально.

Конечно, одним только нашим кратковременным посещением исправить положение невозможно. Этот вопрос предстоит решать новому архиерею Зарубежной Церкви епископу Каракасскому Иоанну. Он в составе нашей делегации впервые посетил свою Южно-Американскую епархию РПЦЗ. Видя воочию наше единство с Московским Патриархатом, думаю, что некоторые приходы РПЦЗ, вовлечённые по неведению в раскол, будут обращаться за пастырским окормлением именно к духовенству МП. Зато у нас самих была замечательная возможность рассмотреть как в церковном служении, так и в быту тех, кто ещё недавно казался непримиримым оппонентом. Однажды случилось ЧП – жучок попал в компьютерную систему управления самолётом, и наш вылет задержался на двенадцать часов. В ожидании отправления мы сидели в зале аэропорта и ещё теснее могли познакомиться друг с другом. И я скажу, что такое близкое общение позволяет развеять многие недобрые мифы, появившиеся в эпоху разделения Русской Церкви.

– На Ваш взгляд, стали ли «Дни России в Латинской Америке» заметным событием в жизни наших соотечественников, также испано- и португалоязычного населения этих стран?

– Об огромной поддержке, полученной от нашей миссии, говорили соотечественники буквально в каждом пункте нашего маршрута. А если бы вы видели, какие овации устраивали хору Сретенского монастыря на каждом концерте «испаноязычные»?! Рауль Кастро, например, дважды в восхищении подбегал и радостно хлопал по плечу регента хора. Выступления продолжались по два с половиной часа, но люди стояли в проходах, и не всем хватало места даже чтобы постоять в зале. Но всего важнее, настоящим откровением для тех и других были слова заместителя министра культуры РФ А.Е. Бусыгина: «Православная Россия – это и есть современная Россия». И люди, посетившие наши мероприятия, почувствовали это раньше, чем большинство сограждан у нас в России. Это была настоящая русская весна в Латинской Америке, – не только природная, но духовная.

– В некоторых епархиях РПЦЗ есть приходы, в которых служба проходит на местном языке и где священники происходят из местного населения. А каков этнический состав латиноамериканских приходов? На каком языке проходят службы?

– Да, язык местного населения всё чаще используется в православных храмах всех юрисдикций. Это печально для русской диаспоры, но это хорошо в плане христианского служения русских приходов, несущих другим народам сокровище Православной веры.

В столице Чили Сантьяго мне пришлось посетить два полностью испаноязычных прихода. Приход РПЦЗ находится в аудитории местного университета, где священник сам работает преподавателем. Служат и поют на испанском, хотя главные в маленьком хоре – русские женщины. Другой приход относится к МП, но настоятель – местный житель, и служба тоже ведётся на испанском. Причём на богослужении поёт буквально весь храм, около сотни прихожан. Учинённый чтец возглашает громко нужный текст, а собравшиеся вторят ему. Получается весьма молитвенно и вдохновенно. Конечно, когда служили мы, то большая часть службы шла на церковнославянском языке в сопровождении нашего великолепного хора. Но это сочеталось с местной традицией весьма гармонично.

– У Вас была возможность увидеть совершенно другой мир, в том числе мир природный, культурный…

– Признаться, я не большой любитель поездок. К дипломатическому общению с послами и министрами тоже не приучен. Без знания какого-либо иностранного языка, не имея валюты, я был напрочь лишён самостоятельных действий. И на обзорные экскурсии не ездил. А когда слышал восхищённые отзывы и вопросы, отчего не участвовал в экскурсиях, то отвечал: «А вы бывали в Ишиме, чтоб судить о красоте? То-то же!»

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Обязательно соблюдайте верхний и нижний регистр букв и цифр. Если вы плохо различаете, что изображенно на картинке, обновите страницу для вывода следующего изображения с кодом.

Интернет-журнал
Павлодарской епархии
Контактная информация