Дорогие братья и сестры!

Наш приход существует исключительно на пожертвования. Ваша материальная помощь на ремонт  собора  будет с благодарностью принята.
Наши реквизиты:
РНН 451500007584
ИКК 701104  
в  Ф ОАО БАНК ЦЕНТР КРЕДИТ
БИК 193201759, Кбе 18
Благовещенский собор

Электронный кошелек 

  WebMoney:
Z202245142409
E312859063250
R179544103513
Божие благословение да пребудет со всеми благотворителями и помощниками!

Из фотогалереи

«Примирись с братом твоим…»

Необходимость просить прощения для христиан как будто и не обсуждается. «Если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой… и пойди прежде примирись с братом твоим» (Мф. 5, 23-24), -- говорится в Евангелии. Но когда в церкви накричит одна бабушка на другую и тут же кланяется: «Прости меня, грешную» -- или православные братья-сестры даже при серьезной провинности друг перед другом легко говорят: «Прости, дорогая», -- не превращается ли тут покаяние в формальность? Как не превратить просьбу о прощении в благочестивую привычку? И всегда ли уместна просьба о прощении?

«Нельзя заставить попросить прощения»
Анна МАРКОВА, мама семерых детей:

-- Просить прощения и прощать трудно. Например, тебя толкнули в метро или ты толкнул. Казалось бы, пустяк -- тесно, все торопятся. Но именно потому, что тороплюсь, сама в таких случаях забываю попросить прощения. А если меня кто-то толкнул и тут же попросил прощения, не всегда чувствую, что прощаю. Правда, заметила, что если человек не просто на ходу сказал «извините» и побежал, не взглянув даже на тебя, а повернулся и с улыбкой попросил прощения, прощаю с легкостью.

Что же говорить о более серьезных обидах? Вот когда мне плохо, болею, всех прощаю и сама готова у каждого просить прощения. К сожалению, как только выздоравливаю, это проходит. Часто на исповеди признаюсь батюшке, что вроде и не в ссоре с человеком, но в душе таится обида. Единственный способ сохранить мир в семье -- уметь признать свою неправоту и вовремя попросить прощения. Но никого нельзя заставить попросить прощения или простить другого. И мы не требуем, чтобы дети сразу просили прощения у нас или друг у друга. Они у нас разные. Кто-то сразу готов попросить прощения, а другой должен сначала посидеть-подумать. Важно, чтобы это было искренне.

Научить ребенка бережно относиться к близким можно только, если родители сами бережно друг к другу относятся. Хоть супруг и не маленький ребенок, он тоже требует деликатного обращения. Порой лучше помолчать – сказанное может только ухудшить и без того непростую ситуацию. А иногда понимаешь, что прощение получишь, еще не успев договорить. Да и зачем обижаться на заботливого человека, который изредка бывает неправ.

«Важно не дойти до фанатизма»
Наталья ЛОСЕВА, первый заместитель руководителя Объединенной редакции новостей, директор интернет-проектов РАМИ РИА «Новости»:

-- Очень точно: умения легко просить прощение и легко обижать часто идут слишком рядом. Я сама бываю такой -- вспыльчивой и невыдержанной. Могу обидеть, могу сказать очень жесткие или даже жестокие вещи. Знаете, в чем коварство? В том, что часто наш «праведный гнев» на самом деле -- судейская кафедра. Хуже то, что, когда мы судим, когда мы выносим вердикты, мы искушаем того, на кого наш гнев (даже если он нам кажется справедливым) направлен. Я не знаю, что в этой ситуации лучше: раскаяться и попросить прощения на словах или раскаяться и загладить вину поступком. Наверное, в идеале и то и другое.

Не знаю, существует ли догматическая норма «просить прощения» у всех, кого обидел. С точки зрения практики смирения, вероятно, очень правильно, с точки зрения обихода, мне кажется, важно не дойти до фанатизма, в котором форма заменит содержание. Представляете, начнем бегать по всему городу и искать случайного соседа по трамваю, которому нечаянно наступили на ногу, а извиниться забыли. Святые отцы учат нести раскаяние в сердце, потому что только это состояние, это внутреннее ощущение не даст нам возможности повторять грех.

Убеждена, что правильно и достойно начальникам просить прощения у подчиненных. Умение признать неправоту и открыто заявить об этом -- великая сила и дар, которые нужно с помощью Божией, без гордости и без лицемерия в себе развивать.

Проблема осталась только в том, как совместить должный образ жизни с повседневным, полным суеты, эмоций и самооправдания.

«Легко просить прощения могут только святые»
Протоиерей Феодор БОРОДИН, настоятель храма святых бессребреников Космы и Дамиана на Маросейке, отец пятерых детей:

-- Мне кажется, легко просить прощения могут только святые. Они победили гордость, для них естественно смиряться перед другими. Если же с легкостью просит прощения человек, только начинающий духовную жизнь, то это, скорее всего, легкость показная, за которой нет серьезного понимания, что такое прощение. Сначала мы привыкаем легко и поверхностно просить прощения, а потом так же легко обижаем других людей. Легко прося прощения, мы на самом деле легко прощаем себя, свои прегрешения перед братом. А христианин должен абсолютно беспощадно осуждать свои грехи -- без этого невозможно искреннее покаяние. И надо заставлять, понуждать себя к молитве, просить у Бога сил на прощение, только так мы можем научиться просить прощение искренне. Когда машина не заводится, мы ее толкаем, чтобы завелась. Так и в духовной жизни. Нет чувства вины, покаяния, но человек себя понуждает к молитве, через силу просит прощения, и благодать постепенно согревает его сердце. Понуждение к соблюдению формы помогает с Божией помощью обрести содержание.

«Первее примирися тя опечалившим… Сим помолися образом со трепетом», -- читаем мы перед молитвами ко святому причащению. Не примирившись со всеми людьми, христианин не только к Чаше не может подходить, но даже начинать готовиться к причастию. Конечно, иногда мы не можем примириться с человеком не по своей вине, а потому что он сам не хочет нас простить. Но мы должны сделать все от нас зависящее, чтобы примириться со всеми. При сложившейся сегодня практике частого причащения некоторые подходят к Святой Чаше в состоянии ссоры с другими людьми. Раньше люди преодолевали себя, просили прощения, сейчас многие стали относиться к этому проще. Частое причащение -- это хорошо, но при условии повышенной требовательности к себе. Если уж по немощи не получается примириться, надо обязательно сказать об этом на исповеди.

Иногда просить прощения неполезно для того человека, у которого просят. Если ты понимаешь, что он на тебя в обиде, но при этом абсолютно неправ, то, попросив прощения, только введешь его в заблуждение. У меня был такой случай. Я знал, что работник нашего храма на меня обижен, но, как настоятель, понимал, что согрешил перед ним только неполезным для него долготерпением. При его тяжелом характере оно вводило его в заблуждение. Когда я слишком поздно проявил категоричность и стал требовать от него христианского поведения в рамках приходской жизни, он сильно обиделся. И вот наступило Прощеное воскресенье, а мы формально были в ссоре. Я испытывал свою совесть, пытался честно найти ответ и понял, что, попросив у него прощения, я согрешу -- он не сделает никаких выводов. Бывает такое, но в этом случае надо быть особенно строгим к себе, особенно тщательно испытывать свою совесть.

В целом же я думаю, что лучше переусердствовать, чем недоработать. Есть люди с хорошим навыком христианской жизни, которые вообще не умеют обижаться. Обида -- тупиковое, безблагодатное состояние, настоящему христианину оно должно быть незнакомо. И есть добрые христиане, которые, даже если ты перед ними очевидно виноват, находят в своем христианском разуме лазейку и тебя оправдывают. Но я должен преодолеть свою гордыню, позвонить человеку или подойти и сказать: простите, я неправ. Это нужно мне для преодоления моего греха.

У детей обязательно надо просить прощения. Сегодня распространено псевдохристианское отношение к семье. Часто мужчина считает, что раз он глава семьи, то он в своей семье маленький римский папа, который всегда прав. На самом деле старший (муж, начальник), если он христианин, должен уметь поступить правильно, независимо от того, чье это мнение: его собственное, жены, ребенка или подчиненного. А если он умеет попросить прощения, когда неправ, это вызывает в семье или на работе понимание и глубокое уважение. Когда человек по своему статусу может не просить прощения, а просит, это раскрывает колоссальный потенциал искренности отношений. Он становится авторитетом, может требовать строже, потому что все знают: если он будет неправ, попросит прощения. Такого отца или начальника легче слушаться, у него легче просить прощения. Это умножает любовь. Признаюсь, мне сложно просить прощения у своих детей, но я себя к этому понуждаю. Ребенка надо научить просить прощения. Не знаю, результативно ли ждать, когда он сам дозреет. Иногда, наверное, надо и заставить. Например, сказать сыну: ты стукнул сестренку, если хочешь с нами играть дальше, попроси у нее прощения. Для его духовного возрастания ему необходимо смириться, понять свою вину и долг родителей -- это ему объяснить.

По-настоящему научиться просить прощения можно, только когда научишься нормально прощать. Чтобы простить человека, который явно неправ, надо начинать за него молиться. Все внутри протестует, восстает против этого человека, того, что он сделал, нет сил отнестись к нему по-доброму, но, если ты понудишь себя на молитву за него, Господь отогреет твое сердце, и ты не только простишь его, но потом даже полюбишь. «Молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного» (Мф., 5, 44-45).

Подготовил Леонид ВИНОГРАДОВ


Официальный сайт Павлодарского благочиннического округа
Астанайской и Алматинской епархии

    

Контактная информация